«

»

Улыбнемся.

Умирает 104-летний еврей. К нему приходит его 108- летний друг и спрашивает
— Ну, как ты себя чувствуешь, Абрам?
— Плохо, Изя, очень плохо. Наверное, скоро увижу Бога!
— Ну, если он тебя спросит: «Как там Изя?», — ты меня не видел, ничего обо мне не знаешь.

Надпись на могильной плите: «Спи спокойно, Хаим. Факты не подтвердились».

Два еврея разговаривают:
— Слушай, Моня, а как там Рабинович?
— Да помер он.
— Как помер?
— А шоб ты так жил, как он помер!

— Алле, Хаим дома?
— Ещё дома, а венки уже вынесли.

— Вы слышали, Кацман всё-таки скончался. Бедняга!
— Да, но зато какие профессора его лечили!

Умирает старый еврей. Приходит раввин, открывает большую, толстую книгу и начинает читать над ним молитву.
— Ребе, — говорит старик, — а ведь мы учились с вами в одном классе.
— Да, да. Но не надо сейчас об этом. Подумай лучше о своей душе…
— А помните, ребе, у нас в классе училась Сара?
— Да, но не будем сейчас об этом…
— А помните, ребе, эта Сара была такая эффектная?
— Помню, но подумай лучше о душе, о жизни загробной…
— Так вот, ребе, один раз я её уговорил, и мы пошли на сеновал, но там было слишком мягко, и ничего не получилось.
— К чему сейчас эти греховные мысли?
— Так вот, ребе, я и думаю: вот если бы тогда положить Сарочке под тохэс эту вашу толстую книгу!..

Стоят три еврея, разговаривают.
— Вы знаете, Давид Ароныч умер.
— Д-а-а-а, какой был человек!
— И его положили рядом с Hатан Моисеевичем.
— Д-а-а-а, какой был человек!
Первый:
— Я бы хотел, чтобы, когда я умру, меня положили рядом с Абрам Исакычем.
Второй и третий:
— Д-а-а-а, какой бы человек!
Второй:
— А я бы хотел, чтобы меня положили рядом с Моисеем Израилевичем.
Первый и третий:
— Д-а-а-а, какой бы человек!
Третий:
— А я бы хотел, чтобы меня положили рядом с Сарой Моисеевной.
Первый и второй:
— Д-а-а-а, какая женщина, какая женщина!
Второй:
— Но, постойте - она же ещё жива!
Третий:
— Так в этом-то все и дело!

Батюшка, патер и раввин разговаривают о том, что их прихожане скажут в надгробном слове на их похоронах:
Батюшка:
— Я хочу, чтобы сказали: «Он был щедр, честен и благочестив».
Патер:
— Я хочу, чтобы сказали: «Он был добр и справедлив к прихожанам».
Раввин:
— А я хочу, чтобы сказали: «Смотрите, он ожил!!»

— Абрам, вы, я слышал, хорошо устроились. На Новодевичьем кладбище работаете?
— Да, не жалуюсь.
— Абраша, дорогой, вы ведь мне, как родной. Я же вас вот с такого вот возраста знаю. У меня к вам просьба огромная. Я всю жизнь мечтал, чтобы меня положили на Новодевичьем. Не откажите помочь. Ну, что вам стоит? У вас ведь наверняка найдётся местечко? А? Для старого друга семьи?
— Ну, кончено, Моисей Соломонович. Для вас всё что угодно! Так-так, посмотрим… Вот у меня как раз имеется лишнее место…
— Ой, Абраша, золотой вы мой! Вы его забронируйте за мной, ладно?
— Ну, конечно, Моисей Соломонович! Как я вам могу отказать?.. Только есть одно условие.
— Какое?
— Ложиться надо завтра.

http://alanol09.livejournal.com/4081988.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Вы можете использовать эти теги HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>